четверг, 23 сентября 2021 г.

Как говорила старая Москва

 


Как говорила старая Москва

 Разговоры, подслушанные в Москве златоглавой, 

под звон колоколов



Вы знаете, что во времена оные был особый московский говор? Ну, конечно, знаете. Читали где-то мельком. Москвичи «акали», и ещё была у них булаШная вместо булочной, даЖЖи вместо дождей. Но главная особенность московского говора – подчеркнутое протяжное «а»: Мааскваа заагааваарилаа
О московском говоре мы знаем, но никто не слыхал его «в натуре», ибо к тому времени, когда мы родились, он окончательно выветрился.
Советская Москва изъяснялась  на «классическом» русском языке.

 А в старой Москве? В той самой, златоглавой, первопрестольной?
 
Прогуляемся (мысленно) по московским улицам. Послушаем, как говорят прохожие.

Вот два прилично одетых господина увлеченно беседуют. В разговоре то и дело слышится  латынь… Ба! знакомые всё лица!… Профессор Филипп Филиппович Преображенский с любимым учеником…
… Группа молодых людей. Длинноволосые, бородатые. Семинаристы, последний курс. Чудной разговор ведут – то латинские словечки, то старославянские.
…Офицер идет с дамой… тихо беседуют о чем-то…дама отвечает по-французски.
…Чиновник подзывает извозчика, что-то толкует ему, садится в пролетку…
… Элегантно одетые дамы (мать и дочь?) подходят к дверям модной лавки. Приказчик распахнул дверь, согнулся в глубочайшем поклоне.
 …Скромно одетые девушки несут связки книг. Курсистки… Каких курсов? Наверно, с Лубянских. или с курсов Герье.
Не станем прислушиваться к их разговору. Оставим в покое образованных людей, ибо все они говорят на «классическом» русском (иногда даже на иностранных языках). К тому же они, образованные, не составляют большинства.
 
 Большинство говорит на своем особенном русском языке, далеком от «классики».
 


Вереница телег движется по Красной площади. «Паняй, паняй!» - кричит первый возница (паняй в переводе с калужского диалекта означает «погоняй»)
 
…Строится дом.
Каменщик, каменщик в фартуке белом, что ты здесь строишь? кому?…
 


«Концай работу, братчи, - говорит старшой, - пошли цай с калацами пить». Ага… артель-то из новгородцев!

Парни волокут ящик с инструментами. Мастеровые. Обличье
  вполне пролетарское, но говорят между собой на чистом «шпрехен зи дойч».
 Не удивляйтесь. Иностранцев в Москве полным-полно, особенно немцев. Французов тоже немало, и англичане есть, и поляки, и «разные прочие шведы». Нет, не туристы. Самые обыкновенные московские мещане. Подробнее здесь

 
А вот наши соотечественницы - по лицам видно. Девушки-подружки, румяные, в ярких платочках, обсуждают чей-то наряд:  «Платьицó-то у ней с широким рукавам» (именно так: платьицО, рукавАм). Откуда же эти красавицы? Вроде бы с Вологодчины...
 
Влюбленная парочка прогуливается по бульвару. Парень и девушка одеты по-городскому, но просто, даже бедно. Мещане, но не московские. Девушка кокетничает: «Вы всё ходитё да ходитё, молчитё да молчитё,  ничó не скажитё».
Кажется, диалект Костромской губернии.

 


 Уличные торговцы – сколько же их в Москве!  Куда ни пойдешь – всюду мини-рынки. Об этом здесь



Торговцы зазывают: «Барин, огурцов молодых попробуй!» - «Морошка, морошка, кому морошки!» - «Пирожки, пирожки горячие!». Звучит так: мОрОшка, Огурцы, пирОжки.
 
Где же знаменитое «аканье»?
Если побродим подольше – наверняка встретим коренных москвичей (нАстАящих мАсквичей). Они не составляют большинства. «Акающий» говорок затерялся среди множества диалектов. И новгородский,  и нижегородский, и костромской, и калужский, и владимирский говор… Иногородние мещане, крестьяне разных губерний, со всей необъятной России.
Москва у всех под горой, всё в неё катится.



Кто же они? «Лимита»? «Понаехавшие тут»?
- Зачем же так сразу…Они – москвичи. Прижились в Москве – значит, москвичи. Не коренные, но самые настоящие.
А прописка? Московская прописка у них имеется? Расспросим прохожих: как у них насчет прописки?.
- Какая-такая прописка?.. Приехал, нашел работу, жилье – ну и живи на здоровье,- усмехается бородатый извозчик.
-   Прописка? Что такое «прописка»? – городовой глядит на  нас подозрительно. - Вы из каких краев прибыть изволили?
-   Propiska? Qu'est-ce que c'est? – удивляется кисейная барышня.
-   Нет у нас такого, - отвечают хором московские купцы и мещане. 
А заезжий крестьянин  ничего не говорит, только чешет затылок. У господ речь мудреная, сразу и не разберешь, чего хотят. Про какую-то «прописку» толкуют, а что это значит - Бог весть......
 
  В Москве златоглавой («под звон колоколов») народ не ведал о прописке, тем более о постоянной, которая приковывает к месту жительства.
  Паспорта, впрочем, были. В них указывалась сословная принадлежность и место "постоянной регистрации" (в кавычках, потому что этот термин не применялся тогда). 
Как выглядели крестьянские паспорта, посмотрите здесь